Лесные университеты

Особо охраняемые природные территории помогают не только поддерживать популяцию редких и исчезающих видов флоры и фауны. Велика и их просветительская роль: здесь дети могут увидеть животных в естественной среде, а дети-юннаты и студенты-биологи – собрать материал для исследований. Корреспондент «Кузбасса» прошел по экологической тропе заказника «Раздольный», которая пролегает рядом с колонией редкого вида сурка, бобровым логом, лесом дикого кабана и лосиной столовой.

Государственный природный заказник «Раздольный» – это 14,5 га лесостепи на территории Юргинского и Топкинского районов. Краснокнижный список ООПТ невелик: белая куропатка, серый журавль, два вида летучих мышей, три вида орхидей. Тем не менее здесь находится одна из самых больших в регионе колоний сурка Кащенко – эндемика Северного Алтая и Кузнецкой Котловины. Кроме того, в «Раздольном» обитают такие уязвимые в период сибирской зимы виды копытных, как косули.

Звериной тропой

В прошлом году в «Раздольном» оформили экологическую тропу протяженностью около трех километров, которая проходит непосредственно в местах обитания здешней фауны. В летнее время сюда привозят детские группы. Выйти на тропу решили и участники общественного движения «Экодесант».

Десантников встречает государственный инспектор заказника Виктор Шаршаков, который за четыре года обошел и объездил практически каждый уголок ООПТ. Звери всегда ходят по своим тропам, объясняет Виктор Егорович: всегда знаешь, где кого можешь встретить.

Наш путь лежит через поле, и первая остановка на нем – колония лесостепного сурка. Настоящие сурки Кащенко уже крепко спят в своих норах, и в поле – только такие демонстрационные образцы из пластика.

«Сурок Кащенко выделен в отдельный вид, хотя раньше считался подвидом лесного сурка, – рассказывает руководитель дирекции ООПТ Кемеровской области Евгения Тимченко. – Его численность невелика. Кроме того, это степной вид, а у нас в Кемеровской области степные территории в основном используются угледобывающими предприятиями, и такие ООПТ, как «Караканский хребет» или «Бачатские сопки», наши ученые называют спасательным поясом для степных видов растений и животных Кузнецкой котловины».

Самих сурков, мы, к сожалению, не увидели: к концу августа они уже крепко спят в своих глубоких норах – на поверхность выходят с первыми проталинами.

«В апреле их уже хорошо видно, пока нет травы, – говорит наш проводник. – И уже сурчата молодые вовсю бегают».

По данным последних учетов, в Кузбассе обитает четыре с небольшим тысячи сурков Кащенко. Популяция держится на этом уровне, с небольшими колебаниями, на протяжении последних пяти лет. До 2012 года вид входил в региональную Красную книгу, затем его исключили. Тем не менее в 2017 году вышло постановление коллегии обладминистрации, запрещающее на пять лет добычу некоторых охотничьих видов, в том числе сурка.

Не в зоопарке

Другие грызуны, также некогда имевшие в Кузбассе охранный статус, живут неподалеку – в небольшой речной запруде. Несколько сотен метров до бобрового лога по высокой траве мы преодолеваем на «УАЗе». Опять же, самих бобров мы не увидим: они – ночные животные. Почетные строители животного мира выходят в 10-11 часов вечера и скрываются в 7-8 часов утра. Где-то далеко за травой в человеческий рост – бобровая хатка из веток. Что характерно, бобер валит деревья прямо в воду – чтобы удобнее было обрабатывать стройматериал. Кстати, «деревообработка» для этого вида – не просто квартирный вопрос, а жизненная необходимость: если бобер не будет стачивать зубы, то поранит себя, объясняет Виктор.

Далее туристическая тропа идет вдоль леса. Обычно в этой части юннатам рассказывают про местные растения и птиц.

«В этом же лесу у Виктора Егоровича живет кабан, к которому он не пускает никого – это опасно, – рассказывает Евгения Тимченко. – Когда мы привозим детей, мы всегда предупреждаем их, что мы не в зоопарке. Это реальная природа – здесь настоящие дикие животные, потому по одному не ходим, никого не хватаем, смотрим, куда наступаем. Здесь не водятся медведи, но в некоторых заказниках они встречаются. Также в Кемеровской области повсеместно много змей».

В этой части «Раздольного» слышны залпы орудий с Юргинского полигона, который основали задолго до создания заказника. Животных это не беспокоит – привыкли, шутит Виктор Шаршаков.

«Задача заказника – воспроизводство зверя, – говорит инспектор. – Его здесь мало трогают, мало беспокоят. Для этого есть охрана – на колесах, пешком, на лыжах. Бывают браконьеры, конечно… Бегает тут один квадроцикл – никак догнать его не могу. Он быстрее – уходит в лес, а я на машине в лес не проеду. Номеров нет, водитель – в маске. Даже с полицией ездим в рейд, но и у них нет такого транспорта, как у браконьеров. Зимой – снегоход, но тоже – или они на спортивных, или мы на простых».

Под опекой у детей

Предпоследний пункт на тропе – кормушка для здешних копытных.

«Зимой они мало двигаются: пробить снег не могут – сбиваются в затаенные места под кронами деревьев, – говорит инспектор заказника. – В сосняк, например, там мы их и подкармливаем».

В меню для животных: сено, зерновые, веники (для лося – осиновые, для косули – березовые). Чтобы копытные нарастили жировую прослойку к холодам, сейчас в кормушку подкладывают солонцы. Ночью к ней приходили лось с лосенком, о чем говорят свежие следы. Вероятность увидеть в лесу самих животных увеличивается зимой – на снегу они заметнее. Поэтому детские группы привозят в заказник и в ноябре-марте. В это время школьников могут еще и прокатить на салазках, в которые «запрягают» снегоход. Завершается же экскурсия в заказник во всякий сезон таежным чаем у костра.

«Мы на любых конференциях, встречах с педагогами говорим о том, что у нас проводятся такие экскурсии, что они бесплатны, что мы рады всегда видеть, но сейчас у школ вызывает затруднение перевозка детей», – говорит Тимченко.

В области по-прежнему действует проект «Усынови заказник», где усыновителями, как правило, выступают школы и детские объединения, которые находятся в шаговой доступности от ООПТ. Например, школа в селе Ваганово (Промышленовский район) шефствует над Салаирским заказником. У Раздольного опекун – областная детская эколого-биологическая станция. Юннаты приезжают сюда, проводят исследования, делают искусственные гнездовья и т. д.

ООПТ снизу

Сегодня в Кузбассе под заповедниками находится 15 % его площади: это 19 ООПТ областного значения и одна – местного («Рудничный бор» в Кемерове). В последние несколько лет новые заповедники создаются по инициативе снизу. Как правило, защитить уникальные уголки природы просят ученые. А вскоре благодаря местным жителям рядом с Мариинском появится новая ООПТ – ботанический заказник «Арчекасский кряж».

Еще в конце 80-х инспектор Мариинского комитета по охране природы Сергей Калинин предлагал защитить один из последних отрогов Кузнецкого Алатау. Его беспокоило, что местные жители начали вытаптывать лес, сливать в нем отходы, бездумно пасти скот в местах произрастания редкой флоры.

«Мы с вами совершаем экологическое преступление, уничтожая замечательный уголок природы, единственный в своём роде, – цитирует воспоминания земляка педагог мариинского «Центра дополнительного образования детей» Наталья Аникина. – Здесь, на арчекасских холмах, образовалась удивительная экосистема!»

Вместе с учителем биологии Титоровым Калинин подготовил обоснование для создания заказника. В 1991 году Совет народных депутатов района присвоил Арчекасу охранный статус – на местном уровне. Несмотря на постановление, фактически ООПТ не образовалась. Под охрану уголок природы взял Мариинский лесхоз. После смерти Калинина его дело продолжилось. Мы уже писали о местных энтузиастах – семейном клубе друзей биосферного заказника Арчекас. А в 2016 году сотрудники центра допобразования, которые вместе со своими подопечными изучают природу кряжа, обратились к ученым и в природоохранные инстанции с просьбой завершить задуманное Калининым.

«Они увидели, что начинается освоение территории, строительство дороги (через сердце Арчекаса пройдет трасса в обход Мариинска. – Прим. авт.), появляются несанкционированные свалки, – комментирует Евгения Тимченко. – Когда ученые провели обследования, то выявили растения, занесенные в Красную книгу, в том числе известный кандык. Там еще есть так называемые белолесья – абсолютно березовые леса. Ученые назвали их уникальными для нашей области и пришли к выводу, что все критерии для создания ООПТ есть, сохранить ее нужно, тем более сами жители этого хотят».

Сейчас документы по «Арчекасскому кряжу» готовят для согласования в Минприроды. Новая ООПТ площадью 1615 га может появиться в региональном реестре уже до конца года. В этом живописном месте, которое находится рядом с городом, скорее всего также обустроят образовательную экологическую тропу.

http://kuzbass85.ru/2018/09/20/lesnyie-universitetyi/

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий














   


Индекс цитирования