Заметки геолога о встречах с таежными обитателями

В тайге нужно быть осторожным

После окончания геолого-разведочного факультета Томского политехнического института я получил направление на работу в Западно-Сибирское геологическое управление. Оттуда меня направили сначала в Грязненскую нефтеразведочную партию, а через некоторое время – в Центральную геологосъемочную экспедицию на геологическую съемку масштаба 1:50000 территории Кузбасса.

Скитаясь по просторам кузбасской тайги, я неоднократно встречался с медведями, лосями, а однажды едва не столкнулся со стаей волков. Но пронесло…

Медведей я встречал вживую четыре раза и два-три раза слышал их довольное ворчание в зарослях смородины, после чего считал разумным уйти от греха подальше.

Встреча 1.

Мы с радиометристом шли по широкому распадку с относительно высокими бортами – 3-4 метра. В какой-то отрезок времени по правому борту раздался треск сучьев, который стал сопровождать нас. Треск приближался, и, наконец, на край борта вышел медведь. Впечатления на нас он не произвел, был какой-то облезлый, но на всякий случай мы стали кричать и махать руками. Подслеповатый медведь нас увидел и пустился наутек.

Встреча 2.

Дело было в августе. Наш отряд стоял лагерем в красивом кедровнике. Однако для сбора шишек было еще рановато. Однажды я проснулся от какого-то шума. Уже светало. Выглянув из палатки, я в десяти метрах разглядел в мелкой поросли кедровника небольшого медведя. Вероятно, это был пестун, что собирал с земли опавшие шишки. Нырнув в палатку, я разбудил прораба, у которого был пистолет. Услышав о медведе, прораб полез во вьючный ящик за оружием. Но поднятый шум, видимо, испугал мишку, и он убежал.

Встреча 3.

Это случилось в 1965 году в отрогах Салаирского кряжа. Мы с девушкой радиометристом шли геологическим маршрутом «по горам – по долам». Выйдя на один взгорок, мы через крутой лог на его другой стороне увидели медведя. Ну, это был типаж! Огромный, гладкий, словно причесанный тайгой, он выглядел очень красиво. Жаль, что в то время не было современных фотоаппаратов.

Медведь спокойно спускался с того склона в нашу сторону. Несмотря на бурьян свыше двух метров, медведь смотрелся отчетливо. Но подпускать его близко я не решился – мало ли что ему взбредет в голову с испуга. Поэтому я издал оклик. Медведь остановился, подслеповато оглядел панораму, а увидев нас, «навострил уши». Тогда мы вдвоем начали кричать и махать руками.

До медведя дошла встречная опасность, и он легким галопом помчался назад вверх по крутому склону по своему следу. Никакой бурьян не стал ему помехой. Медведь исчез за полминуты.

Встреча 4. Трагикомическая.

Геологическая съемка масштаба 1:50000 предусматривает на первом этапе шлихование площади с последующим опоискованием участков с выявленными признаками оруденения. Выполнить этот этап работы было поручено мне.

Шлиховой отряд состоял из трех человек: я – начальник отряда, студентка Ольга – шлиховальщик и подсобный рабочий Толик – парнишка лет 16 из местных.

Из снаряжения: два лотка для промывки грунта, лопата, рюкзаки и постоянный спутник геолога – геологический молоток.

Как-то мы встали на устье небольшого ручья и пошли по нему «рабочим ходом». Салаирская тайга труднопроходимая. Бурьян свыше двух метров с дудками до четырех метров. Часто всё переплетено хмелем. Многочисленный бурелом из поваленных деревьев. Поэтому наиболее разумный путь – по руслу ручьев. По ручью мы и пошли. В обеденное время остановились на привал и обед. В маршрутах обед – хлеб, тушенка, сгущенка. Да еще обилие колбы (черемши). С солью закуска отменная.

Сидим в логу. По бортам то здесь, то там слышен треск сучьев. Ребята опасливо озираются. Я их успокаиваю, говорю, что это ходят лоси. Они прут, ломая мощными копытами сучья. Отсюда и треск. Медведь ходит мягко, треск от него не слышен.

Тут Толик раздухарился: «У меня есть кинжал (самоделка). Медведю брюхо пропорю и кишки выпущу». Я подначиваю: «А я его сначала молотком по кумполу, сотрясение мозга заделаю, чтобы тебе легче было брюхо вспарывать». Ну, пошутили, посмеялись и пошли дальше работать.

Мы с Толиком идем впереди, по карте определяем местоположение и в характерных точках местности отбираем шлиховую пробу. В нашем распоряжении два лотка и лопата. В точке нагружаем лопатой лотки, доводим до «серого» шлиха и оставляем Ольгу доводить в одном промывочном лотке пробы до чистого шлиха. А вдвоем двигаемся дальше.

До истока ручья оставалось метров 500, когда мы остановились на точке у вывороченного корня крупного дерева. Для отбора пробы место лучше не придумаешь. Сняли рюкзаки и начали набирать пробу в лоток. Вдруг я увидел сверху лога колыхание бурьяна в нашем направлении. Говорю Толику: «Смотри, медведь идет к нам в гости. Только не отворачивайся от него и не убегай». Сам внимательно слежу, что будет дальше.

Это действительно оказался медведь. Он подскочил к нам метров на 10 и остановился, урча и фыркая, сверкая злыми маленькими глазками. Размеры небольшие.

Я схватил лопату, начал кричать и бить по лопате молотком. Зверь боится железного звона. Медведь пофыркал с полминуты и убежал своим следом. Успокоенный, я повернулся к Толику, но его сзади не было. Тогда я снова принялся загружать лоток породой. Но взять пробу мне так и не удалось, потому что медведь прибежал снова и остановился на том же месте. Я опять кричу, стучу по железу. Медведь пофыркал и убежал.

В недоумении я стал следить за его перемещениями и вдруг увидел, как там, где медведь вроде бы остановился, по березе вверх карабкаются два медвежонка-первогодка, сантиметров 40 – 50. Первый карабкается спокойно, а второй нервно подталкивает его под зад. У первого задние лапы срываются и движение тормозится.

Тут мне все стало ясно. Мы вторглись в местообитание медвежьей семьи, и медведица отгоняла нас от своих деток. Загнав их на дерево, она могла кинуться на меня. Рисковать я не стал, собрал свои причиндалы и своим следом ушел.

Вернувшись на место предыдущей точки, где была Ольга, я услышал продолжение истории. К Ольге прибежал до смерти перепуганный Толик и закричал: «Бежим! Там медведь!» – «А где Виктор Павлович?» – «Бежим! Его медведь задрал!» С трудом удалось его удержать.

Вот так закончилась пацанья болтовня о возможной встрече с медведем. И про рюкзак, и про свой кинжал он с испуга позабыл.

С лосями в кузбасской тайге и на Салаире приходилось встречаться неоднократно.

Но в большинстве случаев это были мимолетные встречи и в памяти не отложились. Кроме двух.

В том же 1965 году я – старший геолог и Толик – маршрутный рабочий отправились в геологический маршрут сплавом на утлом плотике из четырех бревен по реке Чумыш. Дело в том, что река Чумыш в верхнем течении (Кемеровская область) и в нижнем течении (Алтайский край) протекает по обжитым территориям, а в середине (граница Кузбасса и Алтая) течет по дремучей тайге. Вот часть этого отрезка реки и легла на наш планшет геологической съемки (около 25 километров). Река здесь имеет извилистую конфигурацию из-за наличия пород различной крепости. Фиксация обнажений и характеристика горных пород в них и была задачей нашего маршрута. Пешим путем качественно пройти этот маршрут было невозможно.

Соорудив плот у деревни Мостовой, мы отправились вниз по реке до деревни Баркино. Ближе к ночи остановились и заночевали на берегу. Рано утром поднялись и поплыли дальше. Выворачивая из-за крутого мыса, на быстрине мы столкнулись с могучим, матерым лосем с огромными рогами. Он стоял на быстрине посередине реки и пил воду. Течение несло нас прямо ему «на рога». Но Толик прихватил с собой старенькую берданку 16-го калибра на рябчиков. Не долго думая, он хватает ружье и стреляет в сторону лося. Лось, сделав стремительный скачок на берег, взлетел на высокий, до двух метров, борт и исчез в высоком бурьяне.

Потом я отругал пацана за безрассудный поступок. Ведь если бы лось бросился на нас, ни плота, ни шмоток не осталось бы. Да и мы сами были под вопросом.

Вторая памятная встреча произошла в 1992 году вблизи деревни Ажендарово. Наша экспедиция занималась поисками декоративных камней. Наш отряд стоял на левом берегу реки Томи в поле развития триассовых базальтов.

Была поздняя осень. Выпал снег. Ударил мороз под минус 28 градусов. Мотор трактора не выключался, иначе его невозможно было завести. В палатках постоянно горели «буржуйки». Однажды утром я пошел по нашей дороге поискать сухостой для отопления кухни и жилых палаток. Не прошел и ста метров, как в гуще молодого осинника раздался глухой тяжелый всхрап и метрах в 10 от меня из осинника выскочил крупный лось и побежал от дороги. А жаль. Ведь он пришел к людям, спасаясь от волков. Шум мотора волков отгонял.

Еще в теплое время мы обходили территорию поиска Ажендаровского участка и встретили на краю крутого склона к реке Томи груду белых крупных костей, вероятно, лося. Вскоре сомнения отпали, поскольку вдали от нашего лагеря на белом снегу неоднократно видели стаю волков из восьми штук. Каждый раз они двигались за вожаком гуськом, никуда в сторону не отходя.

Осень в этот год выдалась слякотной. Мощные машины, перевозившие глыбы базальтов с участка в лаборатории Новокузнецка, с трудом выбирались из больших мочажин на подходе к базальтовым плато и далее по крутому склону поднимались на плато.

Как-то я возвращался из города в отряд на простой грузовой машине. Переночевали в деревне Ключи и с рассветом отправились в сторону отряда. Уже выпал первый снег, что существенно осложнило прохождение машины. У подножия плато машина увязла в мочажине окончательно. Пришлось шофера отправить назад в деревню за подмогой. Благо было не более двух километров.

Я сам, взгромоздив рюкзак с продуктами, пошел пешком в отряд. С собой у меня была ракетница и самодельный «финач». Путь до отряда – 5-6 километров. Поднявшись на плато по наезженной нами дороге, я пошел по свежему снежку. Пройдя по плато с километр, я увидел на дороге многочисленные собачьи следы. На свежем снегу они смотрелись хорошо. Еще подумал: «Зачем это наши собаки так далеко от лагеря забежали?»

Однако метров через триста следы на дороге исчезли. Тут до меня дошло, что это были следы волчьей стаи. Они ушли с дороги из-за рева мотора машины, буксовавшей в мочаге у подножья плато. В противном случае моя встреча с волчьей стаей была бы неизбежна, мы разминулись минутах в тридцати. От восьми волков ни ракетница, ни «финач» меня бы не спасли.

Осознав это, я прибавил хода и выстрелом из ракетницы оповестил рабочих отряда о своем скором приходе. Пусть встречают.

У нас в лагере были две собаки. Когда хозяин одной из них уехал в город и долго не возвращался, пес решил «прогуляться» по окрестностям. Спустился к реке, по берегу которой проходила дорога. Уже позже по следам мы проследили финал трагедии. Пес, видимо, напоролся на волков и рванул к деревне. Но куда там.

Виктор Кузнецов. Борис Химич (фото)

Источник: «Кузнецкий рабочий»

http://www.kuzpress.ru/ecology/04-09-2018/62382.html

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий














   


Индекс цитирования