«Мы работаем и дальше будем работать»

В связи с недавним закрытием первой промплощадки НкАЗа у новокузнечан возникает много вопросов, касающихся будущности одного из крупнейших предприятий нашего города, его производственной деятельности, решения экологических аспектов…

На вопросы отвечает управляющий директор Новокузнецкого алюминиевого завода компании РУСАЛ Виктор ЖИРНАКОВ.

Сокращение производства

– Виктор Сергеевич, насколько обоснованы слухи о том, что следом за первой промплощадкой НкАЗа закроется и вторая? О такой возможности уже сообщали федеральные СМИ со ссылкой на источники в руководстве РУСАЛа… Планирует ли компания полностью закрыть Новокузнецкий алюминиевый завод?

– Нет, таких планов сегодня нет… Я понимаю, о чем идет речь – об одном из выступлений заместителя генерального директора компании РУСАЛ по работе с естественными монополиями Максима Балашова. В интервью с ним фраза была взята из контекста и так преподнесена, будто бы уже готовится решение о закрытии. На самом деле он сказал только, что если вопросы по регулированию тарифов не будут решены, если тарифы будут иметь ту же тенденцию к росту, а цены на металл – к снижению, то возможно закрытие ряда заводов. И назвал Новокузнецкий и Саяногорский заводы.

– То есть, сегодня вопроса об остановке НкАЗа не стоит?

– Решение по остановке нашего завода не обсуждалось, не принималось, мы работаем и дальше будем работать… Не так давно первый заместитель генерального директора компании РУСАЛ Владислав Александрович Соловьев подтвердил, что речи об остановке производства, в том числе и на НкАЗе, сейчас не стоит.

– Деятельность цветной металлургии очень тесно увязана с биржевыми ценами...

– Разумеется, многое зависит от того, как сложатся внешние факторы… Очень беспокоят цены на электрическую энергию. Для нас удивительно, что в январе и феврале на оптовом рынке в очередной раз вырос тариф. Причем существенно, в пределах 5-6 процентов. Такие вещи происходят регулярно, независимо от всех наших усилий по оптимизации, экономии. Если они будут происходить ежемесячно, вопрос по продолжению производственной деятельности будет открыт глобально, для всех. Сейчас мы подходим к той грани, за которой значительно вырастут риски остановки не только алюминиевых заводов, но и многих других предприятий… Это очень опасная тенденция, которую нельзя сбрасывать со счетов.

– Тем не менее, есть некая гарантия, что Новокузнецкий алюминиевый завод будет работать?..

– Еще раз повторю, вторую площадку никто не собирается закрывать, это решение даже нигде не обсуждается. Мы имеем бюджет, сбалансированный по 2014 году. Даже в тех жестких условиях, которые есть.

– Закрытие первой промплощадки было связано с экономическими или же экологическими резонами?

– И с экономическими, и с экологическими, и с технологическими. Но в первую очередь сыграла роль стоимость электроэнергии, которая для первой площадки была в полтора раза дороже, чем для второй.

– Почему?

– Потому что тарифы на передачу электроэнергии по первой площадке оказались в пять раз выше, чем тарифы по второй площадке… Первой площадке поставку электроэнергии, купленной на оптовом рынке, осуществляла МРСК Сибири. А вторая площадка обеспечивается электроэнергией через Федеральную сетевую компанию. Тарифы на передачу у МРСК в пять раз выше (это издержки перекрестного субсидирования). У ФСК «перекреста» нет, и электроэнергия поставляется по более взвешенным тарифам. Но и они, как я уже говорил, все равно постоянно растут.

Что делать с площадями

– Когда началось отключение оборудования первой промплощадки и когда завершится этот процесс? Кто принимал решение остановить производство?

– Это было решение компании. Мы подготовили графики и по этим графикам останавливали наши корпуса. Надо было выработать часть незавершенки, чтобы в дальнейшем было меньше хлопот с оборудованием… В сентябре остановили цеха, с октября приступили к демонтажу оборудования и консервации зданий и сооружений. В настоящее время выполняется определенный перечень работ, который позволит сохранить промплощадку для дальнейшего использования. В мае 2015 года планируем закончить эту работу.

– Мы помним, что первая промплощадка уже останавливала свою деятельность в 2009-2010 годах…

– Да, тогда производственные мощности были законсервированы и бездействовали в течение девяти месяцев. Когда изменилась конъюнктура, производство было возобновлено.

– Сейчас возможно его возобновление?

– Нет, первая промплощадка производить алюминий больше не будет.

– Оборудование идет в металлолом?

– Часть в металлолом, часть на реализацию. Большой объем алюминия будет переработан в готовую продукцию.

– Каков объем высвобождаемых площадей?

– В целом первая площадка занимает около 70 гектаров; около двух третей площадей высвобождается, около трети остается под складскими помещениями; здесь находится желдорцех с большой протяженностью маневровых путей, гидротехнические сооружения, насосная станция. Все это и далее будет работать на вторую площадку, на завод.

– Есть ли планы использовать выведенные из техпроцесса площади? Самостоятельно или под инвестпроекты?

– Мы пока так вопрос не ставим. После завершения демонтажа компания РУСАЛ примет решение… Это достаточно неплохие участки для производства. Имеется вся инфраструктура, коммуникации, прямой выход на станцию «Обнорская», электрочасть.

– Можно здесь будет осуществлять какое-то другое производство?..

– Не только можно, но и нужно.. Но только не ртутное! Вы имейте в виду, у нас даже и мысли нет о ртутном производстве, все эти слухи определенные СМИ раздувают, вместе с Интернетом… Не будет в Новокузнецке ртути. На НкАЗе – определенно!

– Какие-то предложения по аренде помещений есть?

– Было несколько предложений, все они отклонены. Компания рассматривает эту площадь как перспективную площадку для развития.

Как снизить выбросы

– Считается, что НкАЗ – один из главных загрязнителей окружающей среды в Новокузнецке. Так ли это и что делается для снижения воздействия на окружающую среду?

– Совершенно не согласен. О загрязнении водной среды вообще не может идти и речи: в 2013 году мы осуществили крупный проект по созданию на предприятии замкнутого водооборотного цикла – отработанная вода очищается и возвращается в производство. В Кульяновку мы уже год ничего не сбрасываем!

– А выбросы в атмосферу?

– Следует понимать, что совершенно безвредных производств не бывает: речь может идти только о степени воздействия на окружающую среду. Так вот, доля НкАЗа в объемах загрязнения атмосферы среди городских предприятий – около 5,5 процента. Конечно, это тоже немало, но мы работаем над сокращением. Динамика неплохая: с 2000 года мы почти в полтора раза снизили объемы выбросов как по валовым выбросам, так и по фтористым. Существенно уменьшены объемы по смолистым веществам.

– Это связано со снижением объемов производства или же можно говорить об удельном снижении?

– На 30 процентов это связано с работами, которые мы проводили, по техперевооружению, усовершенствованию технологических процессов, организационным моментам. Например, раньше мы завозили на предприятие сырые коксы и прокаливали здесь, сегодня же работаем на уже прокаленных коксах – передел прокалки на НкАЗе ликвидирован. Если раньше работали на щелочных электролитах, с повышенным содержанием фтористых солей, то сейчас – на кислых электролитах с пониженным их содержанием.

Сказалось, конечно, и уменьшение объемов производства. Раньше мы производили в год 320 тысяч тонн алюминия, сегодня – 200 тысяч тонн.

– Имеют ли место на НкАЗе ночные залповые выбросы: по мнению читателей, некоторые промпредприятия практикуют их, особенно в ночь с субботы на воскресенье…

– У нас достаточно стабильная технология, газоочистное оборудование работает хорошо, нарушений и отклонений не бывает. На заводе непрерывное производство; на выходные газоочистное оборудование мы не останавливаем: на самом деле его остановка обойдется намного дороже, чем нормальная эксплуатация… Я бываю на заводе и в субботу, и в воскресенье. И могу свидетельствовать – на нашем предприятии нет никаких «воскресных» или «ночных» бесконтрольных выбросов. Это из разряда фантазий людей, не связанных с реальным производством.

Операция «Модернизация»

– Вторая промплощадка осуществляет программу по модернизации производства. РУСАЛ владеет современными технологиями, есть технические решения. По этим технологиям построены Хакасский, Богучанский, Тайшетский заводы, современные, соответствующие требованиям и по экономике, и по экологии. Там используется технология обожженного анода, с совершенной системой газоочисток, с очень высоким уровнем автоматизации процесса. НкАЗ движется по тому же пути. Как идет переход на обожженный анод?

– Мы построили пилотный участок для отработки технологии электролизеров на предварительно обожженных анодах, там работает пять электролизеров, автоматизированная система питания ванн глиноземом, автоматизированная система подачи в ванну глинозема. В этом году у нас заработала сухая газоочистка. В течение этого года будет проведена «доводка» техпроцесса. После начнется постепенный перевод на новую технологию всего завода.

– Как скоро завершится перевод НкАЗа на эту технологию?

– Заявленные сроки: 2013-2019 годы. Четыре корпуса предлагается перевести на технологию предварительно обожженных анодов и два корпуса – на «Эко-Содерберг» (там используется другая конструкция электролизера; по экологическим особенностям эта технология близка к обожженному аноду). Внедрение новаций обусловлено в основном соображениями экологии: в плане экономики затраты не окупаются.

– Может, проще было бы закрыть НкАЗ, а вместо него построить новый завод?

– При строительстве нового завода удельные капитальные затраты на одну тонну алюминия составляют 5 тысяч долларов. А при модернизации существующего – от полутора до двух тысяч. При этом здесь есть подготовленная инфраструктура, кадры…

Сбыт – забота общая

– Мы сейчас для повышения доходности бизнеса пытаемся решить вопрос по снижению затрат на производство алюминия (оно, как известно, весьма энергоемко). Здесь два пути: за счет снижения удельного расхода электроэнергии, а также за счет уменьшения тарифа на электроэнергию – пытаемся заключить прямые договоры с генерацией на более выгодных условиях.

– Это реально?

– Трудно, но реально, надеемся на помощь областной администрации в этом вопросе. Второе направление наших усилий – максимальное увеличение выпуска продукции с высокой добавленной стоимостью, более высоких переделов. Это сплавы, технический алюминий высокой чистоты. В 2012 году доля выпуска сплавов в общем объеме продукции завода составляла 35 процентов; в 2013 году – 56 процентов, в текущем году планируем довести этот показатель до уровня не менее 75 процентов.

Для этого переоснастили литейное отделение на второй площадке. Выпускаем сплавы, цилиндрические слитки хорошего качества, которые отправляем в США, Европу, Японию: оборудование и технология позволяют это делать.

– Какова доля экспорта?

– Около 30 процентов отправляем на внутренний рынок, 70 процентов – на экспорт.

– Кто в России является покупателями продукции НкАЗа?

– Цилиндрические слитки поставляем в Набережные Челны, на оборонные предприятия в Каменск-Уральский и так далее.

– Что из них производится?

– Строительные конструкции, алюминиевые рамы, металлические уголки, швеллера. Сплавы используются в автомобилестроении. Большой объем отправляем на Автоваз. Наш металл широко используется в кабельной промышленности…

Завод и люди

– Сокращение производства предполагает и сокращение персонала. Сколько человек было высвобождено с первой промплощадки?

– Около пятисот. Некоторые из них устроены на второй площадке, часть ушла с завода по соглашению – на условиях много лучших, чем предусмотрено законодательством в таких ситуациях. Помимо этого, мы всем предлагали переезд и работу на предприятиях РУСАЛа и БазЭла в других регионах. 35 человек продолжают работать, в перспективе они перейдут на Богучанский завод, 5 человек – на предприятия «Базового элемента», 7 человек – на Красноярский и Саяногорский заводы. Еще 70 человек наш отдел кадров помог устроить на другие предприятия города… Выплату части кредитов в банках за высвобождающихся сотрудников завод взял на себя.

– Прежде заводчане гордились социальной поддержкой на НкАЗе. Как с этим сегодня?

– И сейчас нет оснований не гордиться. РУСАЛ – социально ориентированная компания. У нас действует программа по приобретению жилья: 10 процентов от первоначального взноса и 50 процентов в дальнейшем оплачивает компания; этой льготой уже воспользовались 90 заводчан, выплаты на паритетных началах продолжаются. Расширение числа включенных в эту программу к настоящему времени приостановлено, но она продолжает действовать. Действует компенсация дотации на питание (70 рублей ежесменно). Реализуется проект «Формула будущего». Действует грантовая программа «Территория РУСАЛа». Организуем детский летний отдых, санаторный отдых.

– Помощь городу оказывается?

– В прошлом году в качестве помощи Новокузнецку мы купили и подарили два современных автобуса, а также выделили 130 миллионов рублей на реализацию программ ремонта дворов и фасадов.

Беседовал Александр Делягин.

http://www.kuzpress.ru/economy/28-02-2014/31525.html

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий










   
Индекс цитирования