Депутат Госдумы РФ Дмитрий Исламов о мерах стимулирования природоохранных мероприятий

Почему в России большое количество городов, в том числе и миллионников, отапливаются углем? Кто должен заплатить за экологичность традиционной генерации и как избавить моногорода от зависимости? Об этом корреспондент «Энергии 2.0» поговорил с зампредом комитета Госдумы по энергетике Дмитрием Исламовым.

– Пару недель назад ваш коллега, руководитель комитета по энергетике Госдумы Павел Завальный подвел итоги работы и заявил, что «сегодня нужно подумать о поддержке угольной генерации». Что он имел в виду?

Д. И.: Вероятно, речь шла о межтопливной конкуренции. Дело в том, что 67 % нашей генерации сегодня составляет теплоэнергетика, и внутри нее газ и уголь серьезно конкурируют. В центральной России (и это не секрет) чаще эту конкуренцию выигрывает газ. Там объективно существует большое транспортное плечо до месторождений, и возить уголь по железной дороге затратно. А вот в Сибири, где станции построены недалеко от разрезов, лидирует уголь.

Вообще соотношение цены угля и газа сегодня 1:1.3, поэтому выбор в пользу голубого топлива очевиден. Чтобы предпочтение было отдано углю, он должен быть дешевле газа в 2-3 раза.

– Вы представитель Кузбасса и поэтому не могу не спросить: есть ли будущее у угольной генерации или это топливо осталось в 20-м веке?

Д. И.: Конечно есть! Сегодня многие страны, и наша в том числе, обладают колоссальными запасами угля. Это величайшее преимущество, так как уголь и по сей день драйвер развития. Вспомните, китайское экономическое чудо стало возможным благодаря дешевой и доступной угольной энергетике. В ближайшие 10-20 лет ожидается мощный экономический рывок в Индии, в результате которого, по прогнозам экспертов, потребление угля в этой стране увеличится на миллиард тонн в год! Индия обойдет по численности населения Китай и также станет одним из главных потребителей ресурсов. Мир нуждается в недорогом и доступном топливе, которое обеспечит низкую стоимость электроэнергии для экономического роста. Этим топливом является уголь.

– Но нельзя отрицать, что угольная генерация считается одной из самых грязных генераций в мире, развитые страны от нее активно избавляются.

Д. И.: Давайте конкретные примеры, кто избавляется? В энергетической корзине Германии уголь занимает 40 %, в США – 35 %, в Китае – 80 %, в Австралии – 60 %, в Польше – 80 %. И только в России угольная генерация – это 16-17 %, поэтому наша энергетика является одной из самых чистых в мире.

– И тем не менее в России еще огромное количество городов отапливается углем, среди них есть и миллионники…

Д. И.: Моя точка зрения заключается в следующем. Мы обладаем одной из самых чистых энергетик, доля угольной генерации в которой минимальна. При этом дальнейшее снижение угольной генерации отрицательно повлияет на всю энергетическую безопасность России. Если мы все переведем на газ, мы в разы повысим возможные риски.

Во-первых, в наших северных широтах во время морозов газ – не самый оптимальный ресурс. Обязательно должно быть резервное топливо на случай аварий. И это уголь. Теперь с точки зрения безопасности и предотвращения возможных террористических угроз. Газ – это легковоспламеняющийся взрывоопасный ресурс, а уголь лежит и никогда не взорвется. При любом неблагоприятном развитии событий города не должны остаться без тепла и энергоснабжения. Поэтому мое мнение – опускать УГ ниже 15 % в энергобалансе России нельзя. Если хотите, это вопрос национальной безопасности.

– А почему в качестве резервного источника вы рассматриваете угольное топливо, а не ВИЭ?

Д. И.: У ВИЭ в России свой путь. Вообще наша страна такая большая, что конкуренции между различными генерациями быть просто не должно! В труднодоступных северных территориях возобновляемые источники энергии вне конкуренции. Там действительно проще и дешевле развивать солнечную или ветрогенерацию, чем тянуть трубу, завозить уголь или мазут.

Но в Сибири возле угольных месторождений по-прежнему будет доминировать уголь. И через 10, и через 20 лет. Может измениться соотношение, но я уверен, что и в 21-м веке у угля есть будущее. В том числе потому, что запасы других углеводородов ограничены десятками лет. А угля только в нашей стране хватит еще на 500-600 лет.

– В таком случае нужно ли стремиться сделать угольную генерацию (УГ) экологичной?

Д. И.: Конечно! И в комитете по энергетике Госдумы создана специальная рабочая группа по вопросам повышения экологизации наших ТЭС. 99 % всех угольных станций сегодня соответствуют нормам экологического законодательства. Другое дело, что эти нормы тоже нужно менять. С января 2019 года в полную силу вступят положения федерального закона об использовании наилучших доступных технологий (НДТ).

– Кто за это будет платить?

Д. И.: Нужны такие условия, чтобы УГ стала инвестиционно привлекательной, чтобы инвесторы стремились модернизировать станции в соответствии с лучшими мировыми стандартами. Я считаю, что очень хорошие, прямо революционные результаты дал проект ДПМ, позволивший модернизировать мощности и построить новые ТЭС. Сейчас Министерство энергетики России готовит новый проект с условным названием ДПМ-штрих, который также будет направлен на модернизацию традиционной генерации, в том числе позволит существенно снизить удельные выбросы вредных веществ в атмосферу.

Что еще важно? Во многих российских городах наряду с одной крупной станцией дымят сотни частных примитивных котельных, которые не используют вообще никаких фильтров и жгут уголь по технологии позапрошлого века. Выбросы этих «кочегарок» часто в разы превышают тот вред, который наносит окружающей среде ТЭС.

Можно и нужно вложить сотни миллионов в модернизацию крупной станции, установить современные низкоэмисионные горелки, установить фильтры с трехэтажный дом, добиться практически полного улавливания всех вредных веществ, но при этом сотня маленьких котельных сведет на нет все усилия. Поэтому важно проанализировать все выбросы, найти все источники.

– Дмитрий Викторович, а назовите навскидку пять самых приличных с точки зрения экологии ТЭС в России?

Д. И.: Пять станций?

– Ну хорошо, три!

Д. И.: Да я могу и больше. Но легче говорить о том, что знаешь, о своем регионе. По программе ДПМ на Кузбассе в модернизацию ТЭС было вложено более 45 млрд рублей. На эти средства удалось полностью модернизировать Беловскую ГРЭС, Кузнецкую ТЭЦ, Кемеровскую ТЭЦ. Представляете сколько создано активов, которые дают налоги в местный бюджет и региональный? Сколько сохранено и вновь создано рабочих мест. Безусловно, модернизация повлияла на экологию. Например, на Кемеровской ТЭЦ был сменен марочный состав угля и только это сразу дало мощный эффект по сокращению вредных выбросов в атмосферу.

Любопытный пример у соседей в Красноярске, где сейчас идет серьезная модернизация ТЭС, и наряду с установкой современного оборудования и фильтров думают даже о высоте новой трубы. Она будет гораздо выше, чем строили в 50-х годах прошлого века. И благодаря этому выбросы в атмосферу будут рассеиваться на значительно большей территории, что, безусловно, положительно скажется на экологии города. Поэтому примеры «приличных станций» есть, их много. Осталось добиться, чтобы процесс модернизации стал массовым. Этому должен сильно поспособствовать механизм договоров предоставления мощности.

Отвечая на вопрос, кто за все это должен платить, я бы добавил, что нужно предусмотреть (кроме ДПМ) дополнительные меры стимулирования внедрения: налоговые льготы или субсидирование затрат на природоохранные мероприятия. Такие предложения есть, и мы их сегодня обсуждаем.

– Еще один вопрос, связанный с экологией, – это утилизация золошлаковых отходов.

Д. И.: Да, это серьезная проблема угольной генерации. Ежегодно от отрасли образуется более 20 млн тонн золошлаковых отходов, а всего накоплено 1,5 млрд тонн. Сейчас есть много предложений по использованию их при строительстве дорог, рекультивации нарушенных земель в результате ведения горных работ. Я знаю, что в настоящее время Минэнерго дорабатывает закон, предусматривающий переработку и использование золошлаковых отходов, и уже осенью он будет внесен в Госдуму.

– Я знаю, что вы серьезно занимались проблемой моногородов, которые полностью зависят от угольной отрасли. Если не ошибаюсь, их сегодня более 30. Вы нашли алгоритм, как ослабить зависимость?

Д. И.: От зависимости нужно освобождать. Действительно многие ТЭС, шахты, разрезы – это градообразующие предприятия для десятков городов, а иногда даже для целых регионов. Ряд кризисов последних лет, когда из-за конъюнктуры цен сократилась добыча, поставил перед собственниками вопрос о закрытии предприятий. Как это сделать в моногороде, как решить социальные вопросы?

В России реализуется приоритетная программа «Комплексное развитие моногородов» по снижению и дальнейшему освобождению от монозависимости. Мы понимаем, что сделать это за 2-3 года невозможно, мировой опыт подсказывает, что иногда на решение проблемы уходят десятилетия. У нас в Кузбассе 24 моногорода, в том числе есть и такие, которые полностью зависят от угольной отрасли.

С помощью программы модернизации моногородов были подготовлены инфраструктурные проекты, построены дороги, проведены коммуникации, подготовлены под ключ инвестиционные площадки, предусмотрены льготы, в некоторых случаях территории получили статус ТОСЭР (территория опережающего социально-экономического развития). В итоге в моногородах с нуля были созданы новые отрасли экономики, новые рабочие места. Например, в Анжеро-Судженске запущено нефтеперерабатывающее производство, по объему производимого дизельного топлива они могут закрыть потребность всей Кемеровской области. Прокопьевск создал машиностроительный кластер.

Когда мы начали работать над проектами развития моногородов, мы поняли, что решать только социальные вопросы, связанные с наличием рабочих мест, неправильно. Необходимо создавать комфортную городскую среду, кинотеатры, парки, интересные городские пространства, чтобы людям хотелось жить в этом городе постоянно. И вот как раз в Ленинске-Кузнецком нам удалось согласовать полноценный проект по развитию городской среды.

http://sibgenco.ru/press-center/regions-news/deputat-gosdumy-rf-dmitriy-islamov-o-merakh-stimulirovaniya-prirodookhrannykh-meropriyatiy/

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий












   
Индекс цитирования